четверг, 17 марта 2011 г.

Погребальные обычаи кочевников

Среди кочевников Азии была распространена очень древняя и весьма специфическая церемония открытых похорон. Она начала проводиться еще за несколько веков до нашей эры. Упоминания о ней можно найти в работах Цицерона и других древних писателей. Кроме этого, в Монголии широко практиковались и другие формы погребений, такие, как кремация, бальзамирование, погружение покойника в воду. Предпочтение тому или иному виду зависело от социального положения покойного, причины его смерти и географического местонахождения. Бальзамированию подвергались люди, признанные реинкарнацией Будды, или же ламы, имевшие высший духовный сан. Обычно таких людей помещали в гробницы в сидячем положении, напоминающем молитвенную позу. Людей благородных кровей также клали в гроб, при этом их закапывали вместе с оружием, лошадьми, едой и другими вещами, которые «несли» миссию помогать хозяину в следующем мире – в царстве Эрлэг хаана. Место захоронения знати держали в строгом секрете, чтобы никто не мог помешать им почивать в мире. Умерших от заразной болезни людей кремировали с тем, чтобы уменьшить угрозу распространения эпидемии. Такой же церемонии подвергали иногда и тела священнослужителей.
Необходимо сказать, что на похоронный ритуал огромное влияние оказали шаманские кровавые жертвоприношения: убивали лошадей, животных и даже людей с целью захоронения их вместе с господином. Особую и главную роль до и во время похорон играли ламы. Количество лам, необходимых для проведения ритуалов, зависело от социального положения семьи усопшего – чем богаче, тем больше. Первое, что делал лама, это назначал подходящий час и день похорон. В основном они приходились на понедельник, среду и пятницу. Так как монголы верили, что душа умершего может вернуться, лама должен был выполнять следующее: помолиться, сопроводить душу до небес, преподнести угощение в виде молочной или мясной еды, зажечь благовония и т.д. с тем, чтобы защитить семью от несчастий и болезней, которые могут быть принесены нечистой душой или злыми духами. Иногда на ложе усопшего в одном или двух местах кладут синие камешки и оставляют на три дня как защиту от злых духов. Лицо умершего покрывают белым хадаком согласно монгольской поговорке: «При жизни скрывай интимные места, а в смерти – лицо». Запрещалось как смотреть в лицо усопшего или поднимать хадак над ним, так и притрагиваться к его телу, но особенно к лицу. Глаза или рот мог закрыть только близкий родственник мужского пола или же лама. Согласно древней традиции, тело усопшего должно быть нагим, т.е. человек будто бы возвращается в свое первозданное состояние, как при рождении. Единственный человек, которому позволялось притрагиваться к телу и готовить его к погребению, был «яс баригч» - так называемый костодержатель (вольный перевод). Он должен быть, во-первых, сыном усопшего или его близким родственником мужского пола, во-вторых, иметь с усопшим один и тот же год рождения по лунному календарю. По традиции, яс баригч должен надеть задом наперед головной убор с подогнутыми внутрь полями, воротник и рукава тоже подгибаются внутрь, полы дээл распахнуты, а концы подоткнуты за пояс. До сих пор монголы считают большим грехом ходить в таком виде в обычное время. Прежде чем другой мужчина прикоснется к телу умершего, яс баригч должен был первым дотронуться рукой до ключицы последнего. Женщинам вообще запрещалось прибирать тело и участвовать в погребении. Тело умершего мужчины помещали в правой половине юрты – женской части, тело женщины, наоборот, в левой, мужской части. Это объясняют поверьем монголов, считающих, что в следующем рождении каждый получает противоположный пол. До момента выноса тела из юрты члены семьи усопшего зажигают благовония и лампадки на масле и молча стоят рядом с усопшим. Кроме того, за день до похорон во всей окрестности собак сажают на цепь, чтобы пустить их в определенный момент. В назначенный день тело клали на повозку, запряженную лошадью или яком. Весь кортеж, состоящий из мужчин, направлялся к семейному или общему месту захоронения, представлявшему собой пустынную и необитаемую территорию, отделенную от дорог и путей кочевников. По прибытии тело клали на землю. Такие места считались священными и посещались только во время похорон.
В южной Гоби существовал другой обычай, когда тело клали на спину лошади, подводили к месту захоронения и пускали ее вскачь. На то место, где она сбрасывала тело, ставили несколько камней, чтобы позднее найти его. Затем разжигали костер для приношения в жертву мясных и молочных продуктов. Оставлять тело в открытой степи означало собой жертвоприношение хищникам. Согласно верованиям монголов, это являлось последним актом доброй воли умершего. Подобная черта еще раз доказывает доминирующее влияние шаманизма, нежели распространившегося гораздо позже ламаизма. Монголы считали, что съевшие тело усопшего всякие хищники не будут уничтожать других животных, срок жизни которых еще не окончен. Чем быстрее съедалось тело, тем более невинной и святой считалась душа и тем быстрее она достигала небес, откуда могла возродиться вновь. Это, в свою очередь, означало скорейшее возвращение и воплощение в человеке в том же самом чистом и невинном облике. Именно по этой причине людям приходилось через три дня после похорон посещать тело, чтобы проверить, находится ли все еще душа в теле. Другими днями «проверки» были 7-ой, 14-й, 21-й и 49-й дни. Если оказывалось, что тело съедено не полностью, то считали, что душа усопшего все еще в теле, так как ей не позволили подняться на небеса, поэтому опять вызывали ламу, чтобы он прочел побольше молитв и указал душе дорогу к небесам.
По совету ламы тело выносили из юрты ранним утром. В большинстве случаев тело обертывали в белую простыню. По пути к кладбищу лама читал молитвы. Придя к месту, яс баригч и лама опускали тело на землю головой на север, где, по верованиям монголов, находится следующий мир. Согласно традициям, тело клали на левый бок, и левую руку под голову, правую руку – на лице. Она должна была покрывать глаза, нос и рот. Это символическое положение называется «поза льва». Все это связано с верой в то, что правая сторона тела есть зло, а левая – средоточие добра. Иногда телу придавали позу ребенка перед рождением, иногда же просто клали камень под голову. По возвращении домой повозку, на которой несли тело, не ввозили во двор, а опрокидывали навзничь и оставляли в таком положении на целую неделю. На такой же срок не трогали и животное, возившее эту повозку. Похоронная процессия должна была пройти меж двух костров, зажженных по обе стороны перед дверью юрты умершего. После революции 1921 года монголы поневоле начали отходить от традиционных погребальных церемоний. Атеистов подобно Сухбаатару и других представителей Народной партии, также известных ученых и героев новых времен начали хоронить по-европейски на кладбище «Алтан Улгий», что в северо-восточной части Улаанбаатара. В 30-х годах прошлого столетия под давлением Советской России по всей стране стартовала кампания против народных верований и суеверия. Только очень старых людей, особенно сельчан, в строжайшей секретности хоронили по народным обычаям до конца 1960-х годов.

*Статья перепечатана из книги «Сокровища Эрдэнэта».

Монгольские обычаи погребенияМонгольские обычаи погребенияСокровища Эрдэнэта

В наши дни в Эрдэнэте людей хоронят на городском кладбище.

2 комментария:

  1. Я люблю исторические блоги, ведущие которых пишут от собственного имени. Это интересно. У вас получились заблокированные фотографии в блоге. Надо снять замочек в Пикаса.

    ОтветитьУдалить
  2. Людмила, в чем проблема? Разве Вы не видите фото?

    ОтветитьУдалить